Коллекция старообрядческих икон

вкл. .

Неопалимая купина. XIX в.Около полутысячи памятников (от почти пустых досок с фрагментами живописи до шедевров прекрасной сохранности) в музейном собрании икон. Абсолютное большинство памятников приобретено в ходе экспедиционной деятельности, в результате покупок и дарения, от частных лиц. Они характеризуют местные традиции иконописания и старообрядческую культуру иконы. Древнее искусство иконописи воплотилось на этих землях в полнокровный стиль ветковской иконописной школы. Сохранение и восстановление древнейшего символического языка (например, роль золота как символа Божественного света) сочеталось здесь с неподдельным интересом к современному художественному процессу на землях Беларуси и Украины. Так, византийский канон проникнут вниманием к реальности и психологизму типов, свойственным белоруской иконе, в «Успении» из д.Попсуевка.

Фигуры ветковской иконописи имеют «повышенную» объёмность при сохранении графической трактовки силуэтов и складок одежды. Внимание к орнаментации тканей приводит к выработке «ветковского» узора в виде золотых роз и мелких цветов. Богато разрабатывается «золотопробельное» письмо, покрывающее одежды причудливыми ритмами бликов и полос, исполненных творёным золотом. Идеальное и плотское ищут единства в «Чуде Георгия…» из д.Борьба и находят его в целостности фольклорного мироощущения. С древнерусскими иконографиями соединяются черты барокко и рококо, например, в «Покрове» из Борьбы, где применяются разные виды перспективы, используются оптические иллюзии, пришедшие из Ренессанса. Своеобразно «палатное письмо» – изображение архитектуры. Традиции «прозрачных домиков» XVII века наполняются чертами «новых» архитектурных стилей, причудливо соединяются «строительная» точность детали и переплетение примет разных времён. Пространство ветковской иконы волшебно и символично, но связано с обрядами и мифологическими представлениями самой народной жизни – таково «Лоно Авраамово» из cл.Косицкой с его золотыми яблоками и душами праведников в виде младенцев. Неизменно сохраняется космологизм.

Никола Отвратный. XVIII в. Деисус. XVIII в.

Об этом – вселенский бой «Архангела Михаила» из Косицкой и небесно-духовная «модель мира» в «Софии Премудрости Божьей» из Попсуевки. Соединение новгородских, поволжских, южных истоков в колорите приобретает всё более фольклорный характер. При этом до XX века доходит в династиях мастеров техника яичной темперы. Древнего, до сих пор не разгаданного происхождения – некоторые ветковские иконографии. «Никола Отвратный» из Ново-Ивановки (надпись гласит: «…иже в Москве»); cкошенный взгляд святого известен, впрочем, в киевском и новгородских памятниках ещё в XII – XIII веках. Великолепна «Богоматерь Огневидная» с огненным ликом. Собственный извод имеет «Богоматерь «Умягчение злых сердец». Обрядово связывается с Ветковской культурой «Богоматерь Овсепетая». Вообще, ситуация фольклорного существования традиции и практики индивидуального заказа икон привела к сохранению в живой домашней среде многих десятков иконографий. Феномен многочастных икон отразил богатство и «индивидуальные» характеристики собственных ветковских духовных традиций. Из наилучших приобретений музеем последнего времени – икона “Собор архангела Михаила” XVIII века из Покровского храма Ветки. Икона подписная ветковского мастера Журавлёва 1873 года.

Author: Александр Костин

Посмотрите нашу фотогалерею