“Мы на сено идём, мы на новое… ” Сотрудники Ветковского музея народного творчества побывали в селе Старое Село на церемонии «Сено».

По своей структуре обряд похож на «Вождение и захоронение стрелы», которое проводится в некоторых других селах Ветковского района. Эти две группы едут из разных частей деревни, чтобы встретить друг друга специальными песнями, а затем, когда они встречаются, возглавляют общую процессию. Но в обряде есть много различий, которые придают ему уникальность.

Во-первых, «Сено» проводится не на Вознесении, а во второй день Пасхи.
Во-вторых, семантика существенно отличается: обряд устроен непосредственно, чтобы произвести сено. Местная библиотекарь Инна Павловна говорит: «Однажды, очень, очень давно, у наших предков было ужасно сухое лето. Оттуда этот обряд пошёл. Во второй день Пасхи предки просили Бога не лишать их сена.
В-третьих - и это связано с предыдущей особенностью - группы разъезжают по деревне не с пустыми руками, а вооружены граблями, косами, вилами, и в этом могут участвовать не только женщины, но и мужчины.

«Сельские жители» начинают «проходные» песни с сюжетов, распространенных во время обряда «Похороны стрелы», со словами: «Мы идем на сено, мы идем на новое». Карагод при соединении двух групп ведут специфично. Это называется "хрен":

Ой хрэн, ты мой хрэн, садавой, яравой,
Ці не я цябе садзіў, ці не я паліваў,
Садзіў цябе он, паліваў Селівон.
Селівонава жына пры дарозе жыла
Русу косу часала, прыгаварывала,
Ой расці мая каса да самога паяса,
Да самога паяса, да шырока сапага.
Як ехалі баяре семі горад гарадамі,
Як увідзелі девчонку – панаравілась, разрумянілась,
Ой, румяна, румяна, ой, бялява, белява.

Карагод встречается несколько раз, между которыми одна женщина спрашивает другую: «Тетя, тетя, хрен?», На что она отвечает: «Давай, детка, дай ему повзрослеть!». В прошлый раз первая женщина взяла хрен, потому что она уже «повзрослела».
Нельзя сказать, что обряд уменьшается, как, например, та же «Стрела» в Неглюбке. Однако прежнего объема больше нет. Несмотря на то, что «Сена» была восстановлена ​​сотрудниками Дома культуры, группа с граблями и вилами гуляет по деревне в одиночестве: начинает ходить по зданию Дома культуры и возвращается сюда. Старая деревенская молодежь тоже не очень активна: хотя она гуляет по деревне с группой, со всеми поет только дочь библиотекаря Наталья. «Сейчас очень сложно найти где-нибудь молодых людей. Они знают только свой компьютер … », - признается Антонина Лукинична, руководитель певческой группы.

На улице, где заканчивалась церемония, места бывших народных гуляний нет: из дома, где остановилось шествие, раньше вывозили столы и застолья. Все веселились, пели песни и хоры. Песни с припевами звучали и в этом году, но стол был накрыт в стенах дома культуры.

Сотрудники музея также были приглашены к столу, но долго не сидели за ним: нужно было найти пожилых людей (информаторов), которые могли бы что-то рассказать о том, как раньше организовывалось «Сено». К сожалению, полученная информация была очень скудной и противоречивой, так как бабушки-информаторы сейчас мало что помнят. Например, кто-то сказал, что хрен был загнан, но сам хрен в ведре не переносился, а кто-то сказал, что такого хрена вообще не было. Однако обряд следует сохранить, поскольку даже в качестве туристической достопримечательности он не менее ценен, чем «Вождение и хоронить стрелу». Таковы были пожелания гостей из Гомеля: возродить, защитить и сохранить своего уникального, родного.

  Яндекс.Метрика