Г.И.Лопатин в экспедицииКультура Ветковского региона Гомельской области Беларуси, её обряды и обычаи, фольклорные тексты и поверья, сохраняя традиционную основу, выделяется особенностями мифологических представлений, обрядовых действий, ритуалов.

Уже в самом начале календарного года, в колядном комплексе, наряду с “козой”, “цыганями” и другими традиционными персонажами, в ветковских деревнях ходят “Василь” и “Малання”. Свои особые ветковские представления проявляются и в последующих фазах земледельческого календаря. Это “Лён” и “Лляница”, “Жыта” и Жытніца”,олицетворяющие антропоморфность культурных растений. Как показывают тексты календарных песень и Коляда, и Весна, и Масленица, в представления носителей традиции существует как живые существа. Вероятно, на этом основываются в наших деревнях исполнители обрядовых песень, когда говорят: “У на песні праз мяжу не ідуць. “Калядныя ў Каляды пяем. Вясной – веснавыя”, а “у кожнай песьні сваё прэдназначэніе, для чаго яна.

Уникального на Ветковщине много. Например, совершаемый в дд. Старое Село, Золотой Рог, Хальч на второй день Пасхи обряд “Ваджэнне сена”. Структурно — это обход участниками обряда с граблями и вилами, на которых кусочки сена, вокруг деревни. Как рассказывают местные жители: “На сена” хадзілі, штоб уражай быў, на сенакосі быў уражай, так эта “карагод”, мы называлі “карагод”. Таким же образом действия участников обряда объясняются и его главной песней: Мы на сена ідом, мы на новая.

Уникальным представляется и обряд вызывания дождя, бытовавший в деревне Косицкая, где наряду с традиционными для региона перепахиванием дороги или реки, разламыванием “прясел, совершением молебнов, обливали водой пастуха.

Белая птица - невеста 84Поначалу рушники казались нам белыми «тряпочками» с красным орнаментом. Даже когда мы влюбились в неглюбские рушники (село Неглюбка Ветковского района сохранило традиции узорного ткачества до XXI века), мы читали по учебникам, что бывает геометрический, растительный орнамент… Самое большое количество воспринимаемых рушников при этом – семь. Мозг умеет воспринять, не распознавая, это число «неопознанных объектов».

Сегодня мы имеем коллекцию более тысячи тканых узорных рушников. Мы собираем их по принципу: ещё один неизвестный орнаментальный элемент, ещё одна неизвестная композиция узора…

Два противоположных пути, идущих навстречу друг другу, вывели нас на эту снайперскую точность поиска.

Один – сравнение форм «наших» орнаментальных элементов с археологическими материалами, с опубликованными исследованиями о реконструкции возможных значений «культовых символов». Мы совершили открытие для себя: на наших тканях – узоры с возрастом четыре и более тысяч лет!

Второй путь – подсказали сами традиции. Мы спрашивали: «Как вы различаете узоры?». В ответ мы получали от мастериц названия орнаментальных элементов – и мы стали их различать! А далее – мы стали собирать «парадигмы» знаков разных традиций. За тридцать с лишним лет мы записали около семисот названий узоров. Они оказались вариантами древнейшего «свода» единого геометрического чина знаков. Он восходит к эпохе бронзы, ко временам индоевропейцев – наших общих предков.

  

Яндекс.Метрика