«Пчелиные чудеса» — под таким названием 22, 23 сентября состоялись занятия для учеников 2А, 2Б классов СШ №1 г. Ветки им. А.А. Громыко. Интерактивный проект для детей и подростков действует в Ветковском музее уже третий год. Вышеупомянутые занятия, так же как и другие, проводятся согласно программе сотрудниками музея.

Пчелиные чудеса начались сразу, как только ученики 2Б класса вместе с классным руководителем подошли и административному зданию музея. Над маленькими голубыми цветами, посаженными возле музея, звенело несколько пчёл. Дети первыми их заметили. Рядом, просто между плитками, вырос и расцвёл голубой цветок. Видно, ветер занёс сюда семена. И, к удивлению, он пророс в таком суровом месте, будто чозения (дерево, которое первым поселилось на каменистых склонах на Дальнем Востоке).

В последние тёплые осенние дни, в пору бабьего лета, и цветы, и пчёлы стараются радовать друг друга. Такая вот простая, мудрая, созидательная сила жизни: цветы — для пчёлок, и пчёлки — для цветов.

В эти дни любители, создатели пчелиных чудес — пчеловоды проверяют готовность пчелиных семей к зимовке. Пчёлы сейчас не такие быстрые, резвые, как в тёплые летние дни: тихо и медленно ползают по гнездовым рамкам в ульях. Обычно пчеловоды спешат дать им осенью подарок — несколько литров сахарного сиропа, чтобы у маленьких крылатых существ был больший запас жизненных сил. Также — утепляют пчелиные ульи, каждый — своим способом.

Дети рассказывали о своём знакомстве с пчёлами, о местных пчеловодах. Некоторые из них — соседи учеников. Поразмышляли, почему пчёлы важны для людей, о том, как на протяжении сотен и даже тысяч лет люди стремились поддерживать жизнь пчелиных семей. Необходимо это делать и нам тоже.

Позже было знакомство с некоторыми видами работы пчеловода.

  • Разжигаем дымарь. В помощь — лента бересты, труха ивы (старая, перегнившая древесина, которую можно отламывать руками), грибы — огромный трутовик и дождевик (порховка). Пчёлы не любят дым. Когда их окуривают дымом от тлеющей трухи или сухого трутовика, или дождевика, пчёлы почти не жалят.

  • Пользуемся маской (сетью). Через неё пчёлам почти невозможно добраться до лица человека.

  • Пользуемся стамеской («скребком») — одним из самых необходимых инструментов пчеловода — для подъёма «потолочных» деревянных досок, которые плотно лежат наверху рамок.
    Обычно, если между ними есть щели, пчёлы склеивают доски прополисом, чтобы улей был тёплым и защищённым от всяких неожиданностей.

  • Осматриваем гнездовые рамки с восковыми сотами. Видим крытый, или как говорят, запечатанный мёд. Соты закрыты «забрусом» — тонкими восковыми крышечками, которые пчёлы сами производят летом и «распечатывают», когда захочется есть. Сахарный сироп, который я давала в течение сентября, пчёлы что съели, что переработали — он стал густым и также расположенным в сотах. До сегодняшнего дня наша семья переработала 4 литра сиропа. Добавляем ещё один литр. Конечно, пчеловоды оставляют в каждой пчелиной семье не менее 4-5 рамок, полных мёда, а то и больше (Не такие пчеловоды уже и воры, как иногда говорят о них . Тяжёлая, для многих незаметная работа пчеловода!). Пчёлы не оставляют свои гнезда вплоть до Благовещения.

Ученикам 2А класса, кроме обычных пчёл-тружениц, удалось увидеть пчелиную мать, обычно её называют пчелиной «маткой». Без этой пчелы в пчелином обществе нет порядка. Почему так — загадка природы. У муравьев, в отличие от пчёл, довольно много таких «королев».

  • Рассматриваем соломенный мат, который прошлым летом сделали ученики, занимающиеся в Центре детского творчества г. Ветки (на одном из занятий проекта «Познай историю руками»). Мат сделан по давней технологии. Обычно его кладут сверху рамок, чтобы солома впитывала в себя лишнюю влагу, вредную для пчёл. Он будет согревать наших пчёлок до самой весны.

  • Вспоминаем прекрасные стихи Анатолия Сыса с неповторимыми образами, которые могут представиться только поэту, или пчеловоду:

Музыка

Гомель ноччу — пасека пад снегам…
Ты адзін не спіш, нібы пчаляр.
Гурбы намяло вышэй ад стрэхаў,
і заплакаў вусцішны раяль

аб каханні, што гарчэй ад мёду,
аб растанні, што бліжэй за смерць.
Кружацца мяцеліцы мелодый,
клавішы кранаючы ледзь-ледзь.

Гарачы воск аплыў на нотны ліст,
даўно агонь ачах ў каміне.
Іграе на раялі Феранц Ліст
пра горад сонны ў белым серпанціне.
1981 г.


Пчаліная матка

Начаваў я ў вуллі
пад крылом у пчалінае маткі.
Пчолы казкі гулі,
трутні ноч казыталі мне пяткі.

А пад раніцу твар
спаласнуўшы пчаліным гавенцам,
дзе мядовы алтар,
перад маткаю стаў на каленцы,

каб дазволіла мне
пад крылом да зімы зімаваці.
Матка ўмёрла ў мяне.
Хоць на зімку пабудзь маёй маці!
2003 г.


Р.S. Несколько ульев стояло в родительском саду Анатолия Сыса в д. Горошков (Речицкий район, Гомельская область).

По словам незабываемой Марии Лавреновны Зуевой (жила в д. Столбун Ветковского района), Анатолий Сыс почти два часа стоял «на коленях» в её доме перед иконами в Красном Углу (чем её очень удивил). Сотрудники музея в то время водили и «хоронили» Стрелу вместе с жителями деревни.

Пчелы были и во дворе Фёдора Шклярова (г. Ветка, ул. Дмитрия Ковалёва). В этом году ему могло бы исполниться девяносто пять лет.

По рассказу белорусского художника Алеся Циркунова:

«Вельмі любіў пчол. У яго было тры ці чатыры сям’і. Стаялі пад вокнамі ў двары яго дома. Памятаю, я малюю яго, а ён бярэ сваю куродымку і паляцеў… Паляцеў. Пчолы ў яго раіліся, ці так глядзеў.

Шкляраў казаў: «Я трымаю пчол для псіхалагічнай падтрымкі. Яны радуюць мяне сваёй прысутнасцю…» Я пісаў яго, будучы студэнтам.»

Автор текста — Романова Лариса Дмитриевна
Автор фото — С.П. Роговская

  Яндекс.Метрика