(память его 27 февраля)

Достопамятный отец Иоасаф был любимым учеником и келейником преподобного Иова, игумена Льговского. Некогда и сам отец Иов был келейником святейшего патриарха Московского Филарета, но «не восхоте славы сея маловременныя», покинул патриарший двор и столицу. «Отходящу ему от Москвы, научи себе некое детище, именем Иоасафа, и имяше его в послужение свое»17. Иоасаф принимал участие во всех странствованиях игумена, переходя с ним из одного устраиваемого им монастыря в другой, до Льговского включительно. В сей обители Иов постриг Иоасафа во иночество. Затем, по ходатайству старца, Иоасаф был рукоположен во священнический сан тверским архиереем Иоасафом, который, имея на себе дораскольные крещение и хиротонию, хотя и служил по-новому, но тайно сочувствовал старообрядцам. Вла­дыка Иоасаф имел «дружество» со святым Иовом и, уступая просьбам преподобного, рукоположил инока Иоасафа по старым книгам.

Священноинок Иоасаф вернулся во Льговский монастырь (в Курской области). Но в 1674 году начались новые гонения на христиан и преподобный Иов переселился на Дон, а отец Иоасаф, «по оным местам крыяся», пришел в Польшу, в слободу Вылев (Былев), отстоящую от Ветки в двадцати вер­стах. Но вылевские староверы не приняли священноинока, гнушаясь им как отступни­ком от Православия, принявшим хиротонию от еретика. Иоасаф, удрученный подобною хулою, возвратился во Льговскую обитель к игумену Досифею и «возвести ему сия вся, и прошаше, да соблажнения ради народнаго не велит ему священнодействовати. Досифей же, видя нужду в священстве, и внят о сем, помолився, и метну жребий, яко да тем пока­зано будет от Бога, что ему сотворити, и паде жребий, еже бы священнодействовати Иоасафу. И тако известився, приим и благослови его священнодействовати, дав же ему в напутствие Святых Таин и священнаго мира»18. Отец Иоасаф покинул Дон и, стран­ствуя, вернулся на Ветку, где и поселился «от Вылева по пути семь верст».

Между тем вылевские жители наконец-то уверились в истинности священническо­го сана Иоасафа и начали просить его посе­литься близ их слободы и служить для них. «Иоасаф же бяше благонравен и легок во обы­чаи, не помяну их первыя досады, прекло­нней на прошение их, прииде. И поставиша ему келию при слободе Выл ев»19. В то время умер поп Козма и ветковские христиане по случаю наступления Светлой Пасхи упроси­ли отца Иоасафа прибыть к ним и совер­шить праздничное богослужение. Иоасаф со­гласился, а вслед за тем по просьбе ветковцев совершенно переселился к ним (1690 г.). На Ветке он поселился там, где прежде жил иерей Стефан. Здесь Иоасаф решил устроить церковь и монастырь.

Видя, что запасные Дары, принесенные прежними священниками, истощились, отец Иоасаф убедил своих прихожан начать стро­ить новую церковь, для которой у него имелся антимис древнего освящения, привезенный старицею Меланиею, ученицею протопопа Аввакума. И был построен деревянный храм, а при нем создана обитель. «Устройством церкви и собранием иноков и стариц Иоасаф поло­жил начало дальнейшему возвышению Ветки и ее влиянию среди великороссий­ских старообрядцев»20.

Преподобный Иоасаф умер в 1695 году, прожив на Ветке пять лет, достигнув глу­бокой старости, но не успев освятить по­строенную церковь. По кончине отца Иоасафа среди ветковских христиан началось почитание его как святого. Была написана его икона, составлено сказание о его житии и служба ему, до нас, к сожалению, не дошедшие.

Истинный служитель Христов, старец Иоасаф, «преставися в вечную жизнь, мног плач оставль чадом своим, муж бо бяше вельми тих и благоуветлив, разсуждения изряднаго, благолепною сединою украшен, всех от образа своего благочинию могий научити. По преставлении же его премину 22 лета, мощи его и одежда обретошася целы и нетленны, ничем же вредимы»21. Мощи Иоасафа были положены в ветковском По­кровском храме, «в самой церкви, над кото­рыми и амбон по подобию гроба зделан»22. Судьба оных честных мощей печальна…

В 1735 году, на Страстной неделе про­изошла так называемая «первая ветковская выгонка», когда полковник Яков Сытин, на­правленный на Ветку киевским генерал- губернатором Иоганном Вейсбахом, силою оружия выслал в Россию сорок тысяч «бег­лых раскольников». Тогда гонимые христи­ане пытались спасти, увезти с собою мощи Иоасафа и других ветковских отцов: Феодосия, Александра и священноинока Антония.

Но полковник Сытин опередил пра­вославных и, вскрыв гробницы со святыми мощами, освидетельствовал нетленные телеса преподобных. Затем переложил их в новые гробы, запечатал полковою печатью и отправил в слободу Святскую. А 15 апреля 1736 года по именному указу им­ператрицы Анны Иоанновны мощи были тайно сожжены генералом Алексеем Шахов­ским близ Новгорода-Северского, на речке Колоске.

Но ведомо, что «Бог поругаем не бывает; еже бо аще сеет человек, тожде и пожнет» (Гал. 6, 7); гнев Божий не замедлил излиться на нечестивых святотатцев, кощунственно посягнувших на святыню: губернатор Вейсбах скоропостижно скончался 24 августа 1735 года, а генерал Шаховской внезапно умер 27 мая 1736 года «от тяжкой горячечной болезни»23.

Димитрий Урушев

  Яндекс.Метрика