(память его 27 февраля)

Достопамятный отец Иоасаф был любимым учеником и келейником преподобного Иова, игумена Льговского. Некогда и сам отец Иов был келейником святейшего патриарха Московского Филарета, но «не восхоте славы сея маловременныя», покинул патриарший двор и столицу. «Отходящу ему от Москвы, научи себе некое детище, именем Иоасафа, и имяше его в послужение свое»17. Иоасаф принимал участие во всех странствованиях игумена, переходя с ним из одного устраиваемого им монастыря в другой, до Льговского включительно. В сей обители Иов постриг Иоасафа во иночество. Затем, по ходатайству старца, Иоасаф был рукоположен во священнический сан тверским архиереем Иоасафом, который, имея на себе дораскольные крещение и хиротонию, хотя и служил по-новому, но тайно сочувствовал старообрядцам. Владыка Иоасаф имел «дружество» со святым Иовом и, уступая просьбам преподобного, рукоположил инока Иоасафа по старым книгам.

Священноинок Иоасаф вернулся во Льговский монастырь (в Курской области). Но в 1674 году начались новые гонения на христиан и преподобный Иов переселился на Дон, а отец Иоасаф, «по оным местам крыяся», пришел в Польшу, в слободу Вылев (Былев), отстоящую от Ветки в двадцати верстах. Но вылевские староверы не приняли священноинока, гнушаясь им как отступником от Православия, принявшим хиротонию от еретика. Иоасаф, удрученный подобною хулою, возвратился во Льговскую обитель к игумену Досифею и «возвести ему сия вся, и прошаше, да соблажнения ради народнаго не велит ему священнодействовати. Досифей же, видя нужду в священстве, и внят о сем, помолився, и метну жребий, яко да тем показано будет от Бога, что ему сотворити, и паде жребий, еже бы священнодействовати Иоасафу. И тако известився, приим и благослови его священнодействовати, дав же ему в напутствие Святых Таин и священнаго мира»18. Отец Иоасаф покинул Дон и, странствуя, вернулся на Ветку, где и поселился «от Вылева по пути семь верст».

Между тем вылевские жители наконец-то уверились в истинности священнического сана Иоасафа и начали просить его поселиться близ их слободы и служить для них. «Иоасаф же бяше благонравен и легок во обычаи, не помяну их первыя досады, преклонней на прошение их, прииде. И поставиша ему келию при слободе Выл ев»19. В то время умер поп Козма и ветковские христиане по случаю наступления Светлой Пасхи упросили отца Иоасафа прибыть к ним и совершить праздничное богослужение. Иоасаф согласился, а вслед за тем по просьбе ветковцев совершенно переселился к ним (1690 г.). На Ветке он поселился там, где прежде жил иерей Стефан. Здесь Иоасаф решил устроить церковь и монастырь.

Видя, что запасные Дары, принесенные прежними священниками, истощились, отец Иоасаф убедил своих прихожан начать строить новую церковь, для которой у него имелся антимис древнего освящения, привезенный старицею Меланиею, ученицею протопопа Аввакума. И был построен деревянный храм, а при нем создана обитель. «Устройством церкви и собранием иноков и стариц Иоасаф положил начало дальнейшему возвышению Ветки и ее влиянию среди великороссийских старообрядцев»20.

Преподобный Иоасаф умер в 1695 году, прожив на Ветке пять лет, достигнув глубокой старости, но не успев освятить построенную церковь. По кончине отца Иоасафа среди ветковских христиан началось почитание его как святого. Была написана его икона, составлено сказание о его житии и служба ему, до нас, к сожалению, не дошедшие.

Истинный служитель Христов, старец Иоасаф, «преставися в вечную жизнь, мног плач оставль чадом своим, муж бо бяше вельми тих и благоуветлив, разсуждения изряднаго, благолепною сединою украшен, всех от образа своего благочинию могий научити. По преставлении же его премину 22 лета, мощи его и одежда обретошася целы и нетленны, ничем же вредимы»21. Мощи Иоасафа были положены в ветковском Покровском храме, «в самой церкви, над которыми и амбон по подобию гроба зделан»22. Судьба оных честных мощей печальна…

В 1735 году, на Страстной неделе произошла так называемая «первая ветковская выгонка», когда полковник Яков Сытин, направленный на Ветку киевским генерал- губернатором Иоганном Вейсбахом, силою оружия выслал в Россию сорок тысяч «беглых раскольников». Тогда гонимые христиане пытались спасти, увезти с собою мощи Иоасафа и других ветковских отцов: Феодосия, Александра и священноинока Антония.

Но полковник Сытин опередил православных и, вскрыв гробницы со святыми мощами, освидетельствовал нетленные телеса преподобных. Затем переложил их в новые гробы, запечатал полковою печатью и отправил в слободу Святскую. А 15 апреля 1736 года по именному указу императрицы Анны Иоанновны мощи были тайно сожжены генералом Алексеем Шаховским близ Новгорода-Северского, на речке Колоске.

Но ведомо, что «Бог поругаем не бывает; еже бо аще сеет человек, тожде и пожнет» (Гал. 6, 7); гнев Божий не замедлил излиться на нечестивых святотатцев, кощунственно посягнувших на святыню: губернатор Вейсбах скоропостижно скончался 24 августа 1735 года, а генерал Шаховской внезапно умер 27 мая 1736 года «от тяжкой горячечной болезни»23.

Димитрий Урушев

Facebook  vKontakte  Instagram
  Яндекс.Метрика